Истинная история знаменитого открытия гробницы Тутанхамона

 

Между вскрытием знаменитой гробницы Тутанхамона в Египте и расследованием Томаса Ховинга, бывшего директора нью-йоркского Метрополитен-музея, прошло более полувека. По человеческим понятиям, промчалась целая жизнь. Но мало что прояснилось в истории этого величайшего открытия.

Томас Ховинг – историк и хранитель, оценщик и исследователь, изучая сокровища музея, задал вопрос, вызвавший бурю: «Если во всех исследованиях гробницы Тутанхамона говорится, что египетское правительство оставило музею Каира все найденное в Долине Царей, почему другие собрания владеют сокровищами из этой гробницы?» Следствием такого вопроса могли быть либо тщательные исследования, либо согласие с тем, что предлагает официальная литература. Но историк заметил, что официальная литература входит в противоречие с письмами, свидетельствами, даже наблюдениями того времени.

Продажа металлодетектор металлоискатель, тел. +38(067)8032444. Металодетектор и металоискатель.

Археологические исследования в Долине Царей ни одному из искателей не приносили удачи. И вдруг в 1922 году археолог Говард Картер и лорд Карнарвон, многие годы копавшие в Долине Царей на берегу Нила – в надежде открыть не просто некий памятник, а уникальный ансамбль, редкое собрание произведений египетского искусства, – наткнулись на необычный архитектурный ход. Обнаружилась некая лестница, ведущая вниз, стали попадаться осколки разных предметов. Все подсказывало, что они натолкнулись на памятник, никем до сих пор не исследованный (к тому времени Картер занимался египтологией тридцать лет, а лорд – пятнадцать).

Лестницу разбирали долго и осторожно. Пока рабочие не уперлись в поперечную стену, за которой, скорее всего, находилась неизвестная гробница. Просверлили шурф. Картер, посветив в дыру свечкой, долго молчал, рассматривая что-то за каменной стеной. Карнарвон спросил: «Видите что-нибудь там?» – и услышал в ответ: «О да, удивительные вещи!»

Это был не просто знаменитый диалог по поводу знаменитого открытия, эти слова положили начало одной из самых странных тайн, не решенных и по сей день.

Юридические правила требовали от нашедших нечто ценное на египетской земле вызвать представителей археологического департамента и произвести официальное вскрытие гробницы. Легенда гласит, что археологи завалили проделанное отверстие и стали ждать прибытия египтян, имевших право участвовать в открытии неизвестного памятника. Ожидание длилось не одну неделю, так как египетские стражи закона не торопились: видимо, не ожидали приятных и богатых сюрпризов.

Наконец они прибыли, произвели все официальные процедуры, и начались будни с праздниками по изъятию и описанию редких находок. Но...

Как показало исследование доктора Ховинга, в это время происходили и другие события, которые одна сторона постаралась не афишировать, а другая, египетская, – не замечать.

ПРОДАЖА ВЫСОКОКАЧЕСТВЕННЫХ КОМПЬЮТЕРИЗИРОВАННЫХ МЕТАЛЛОДЕТЕКТОРОВ С РЕЖИМОМ ДИСКРИМИНАЦИИ МЕТАЛЛОВ. 8 МОДЕЛЕЙ.РУКОВОДСТВА ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ, СХЕМЫ,  ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ КАТУШКИ, РЮКЗАКИ И ПР.>>>>>>>>>>>>
О  металлодетекторах  ДЯТЕЛ   ПИОНЕР   СЛЕДОПЫТ   КОРСАР   ЛЕГИОНЕР   КРОТ   СЕНАТОР
 Продается металлодетектор б\у

 

При организации выставки «Тутанхамон и его время» Ховинг задумал разместить ее экспонаты в той последовательности, которая соответствовала моментам открытия произведений искусства в гробнице юноши-царя, фараона XVIII династии. Для соблюдения этого плана экспозиции пришлось подробно изучить все, что написано о находке: официальные документы, письма, записки, заметки участников экспедиции. И тут выявилось множество разноречий. В хронологической последовательности описываемых событий встретились пропуски, некоторые изделия из гробницы-клада вообще не упоминались, а в частной переписке археолога и его покровителя лорда имелись прямо-таки подозрительные места и намеки. Подтвердить или развеять свои сомнения директор Метрополитен-музея мог, только вчитавшись в документы, потому что к тому времени все участники скончались.

Рабочие документы археолога Картера, хранившиеся в Оксфорде и Каире, были широко известны, их изучение ничего нового дать не могло. Личные материалы не сохранились – они, как и весь архив лорда Карнарвона, погибли в войну. Зато неожиданно много материалов архивного значения оказалось в Метрополитен-музее. Почему? Разбирая бумаги, написанные рукой Картера, Ховинг распутал настоящую детективную историю, полную тайн, сопровождавших «находку века».

Продажа металлодетектор металлоискатель, тел. +38(067)8032444. Металодетектор и металоискатель.

Гробницу после беглого осмотра через просверленную дыру при свете огонька свечи не закрыли. Картер, Карнарвон, дочь Карнарвона Эвелина ночью 26 ноября 1922 года проникли внутрь и внимательно осмотрели первую камеру, представлявшую собой лишь одно помещение погребального комплекса. Здесь, между двух в человеческий рост скульптур мальчика-царя, они обнаружили заделанную и опечатанную жрецами-хранителями дверь, соединявшую первую камеру с камерой собственно захоронения. Взломав часть двери у самого пола, чтобы было менее заметно, проникли в камеру-усыпальницу. А потом, возвратившись в переднюю камеру, взлом замаскировали.

Томас Ховинг уверен, что оба руководителя экспедиции, охваченные страстью коллекционеров, похитили кое-что из редких произведений искусства. Он не смог установить точно, сколько предметов было незаконно изъято, однако сведения о том, что в крупнейших музеях США выставлены двадцать девять бесценных произведений из клада Тутанхамона, никогда не продававшихся официальным Каиром, наводят на мысль, что подлинники поступили и в Метрополитен-музей, и в музеи Бостона, Кливленда, Канзас-сити, Цинциннати от археолога Картера и лорда Карнарвона. Документы подтвердили возникшее у исследователя подозрение.

Среди документов Метрополитен-музея хранилась собственноручная заметка Карнарвона, предназначавшаяся для опубликования в «Таймс». В ней сказано все достаточно определенно: «Наконец-то этот проход расчищен. Мы оказались перед опечатанной дверью или стеной... Я попросил мистера Картера вынуть несколько камней и заглянуть внутрь. Через несколько минут он просунул голову в отверстие... Долго молчал, пока я не спросил дрогнувшим голосом: «Ну что же там?» «Тут изумительные вещи», – последовал долгожданный ответ.

Слегка расширив отверстие, мы вошли внутрь и тогда уже осознали в полной мере всю важность открытия, ибо провели электрическое освещение... Я все удивлялся, почему здесь нет ничего похожего на саркофаг... Но при повторном осмотре (передней. – Авт.) камеры мы обнаружили между двумя статуями царя... замурованный проход. Он также был покрыт печатями, но на уровне пола в центре стены были следы заделанного отверстия, достаточного для небольшого человека... Не оставалось сомнений, что за этой стеной есть камера или камеры, где покоится мумия царя Тутанхамона».

У этой заметки есть любопытное продолжение, которое почему-то все историки, пишущие о «находке века», тщательно обходили, и первым обратил внимание на эту публикацию Ховинг.

Работник египетского департамента химии Альфред Лукас присоединился к экспедиции Картера в декабре 1922 года и предполагал сотрудничать всего один сезон, но археология настолько захватила его, что он отработал на раскопках десять лет. А после смерти руководителей экспедиции старый Лукас написал заметку в египетский археологический журнал – о продолжении ночных приключений четырех человек, намеренно и азартно преступивших законы Египта.

«Ходит много таинственных рассказов об этой дыре, проделанной грабителями, – писал Лукас. – Когда я впервые оказался в гробнице 20 декабря (то есть через три недели после сделанного открытия. – Авт.), дыра была замаскирована крышкой от корзины или какой-то плетенкой и камышами, поднятыми с пола мистером Картером».

Далее Лукас утверждает, что мистер Картер, лорд Карнарвон и его дочь входили в погребальную камеру до ее официального вскрытия.

Лукас ставит точку и еще в одном вопросе: «Опубликованное заявление мистера Картера о том, что дыра была заделана и опечатана в древние времена, вводит в заблуждение. В отличие от входа в гробницу отверстие было заделано и опечатано не жрецами, а самим мистером Картером. Когда я только начал работать с ним, мистер Картер показал мне это место, а когда я сказал, что очень уж это все не похоже на древнюю работу, он согласился и признался, что это сделал он!»

Сохранился ранний документ, отмечающий факт проникновения незаконных посетителей в погребальную камеру гробницы, – письмо дочери Карнарвона Эвелины, поздравлявшей Картера со святочными днями 1922 года: «Он (отец. – Авт.) упивается всем этим и, если слегка удручен, зовет меня и просит опять и опять рассказывать ему о «святая святых» – это всегда действует на него как бокал шампанского. Я никогда не смогу в полной мере отблагодарить вас за то, что вы позволили мне войти...»

Изучавшая египтологию женщина, как и ее учителя, подразумевала под «святая святых» погребальную камеру. И несмотря на то что эти упоминания лишь косвенные свидетельства проступка археологов, есть еще некоторые сведения, говорящие, что вышли исследователи из хранилища сокровищ вовсе не с пустыми руками.

Самые ценные экспонаты египетского отдела Метрополитен-музея – фигурки газели и коня, исполненные замечательным анималистом из слоновой кости в манере, которую можно сопоставить только с пластикой вещей, обнаруженных в гробнице Тутанхамона. Размером десять сантиметров, блестяще моделированные, с тонко проработанным силуэтом, эти статуэтки привлекли внимание лорда Карнарвона и вместе с его наследством оказались в Америке.

Найденное Ховингом письмо лорда Картеру об этом «приобретении» последовало через месяц после их расставания у гробницы, то есть в декабре 1922 года: «...Я поместил газель и лошадь, купленные в Каире, в ларец, они выглядят замечательно. По зрелому размышлению, я считаю, что они относятся к началу правления фараонов XVIII династии, должно быть, найдены в Саккаре».

Подозрительные оговорки: «купленные в Каире», «должно быть, найдены», а затем и явная нелепица для человека, много лет занимавшегося египтологией. Он называет местом находки некрополь в Саккаре, брошенный фараонами V династии, то есть за тысячу лет до Тутанхамона. Это как предупреждение партнеру по неблаговидным делам. А если к этим предположениям добавить вопрос из другого декабрьского письма, то назвать партнеров сообщниками просто придется. Лорд спрашивает археолога, оставшегося на раскопках освидетельствовать каждый предмет «находки века»: «Хотелось бы знать, много ли вы сумеете найти непомеченных предметов...» Это значило, что любителя египетских древностей интересует, имеются ли еще произведения, не отмеченные печатью или картушем фараона-мальчика. Ведь такие редкости можно будет не связывать с нашумевшей гробницей.

В своих записях Альфред Лукас прямо указывает, что еще до официального вскрытия гробницы видел в доме Картера чашу и прекрасный ларец для благовоний: «...Очевидно, он (ларец. – Авт.) был найден, когда лорд Карнарвон и мистер Картер впервые проникли в погребальную камеру».

Правда, следует указать, что оба изделия были переданы каирским властям. Но факт выноса произведений во время первого посещения гробницы нашел подтверждение. И таких подтверждений было несколько. Самой неожиданной и неясной оказалась история с винной корзиной, ставшая предметом разбирательства с местными властями.

Египетские чиновники и работники Каирского музея все время находились на раскопках и тщательно, предмет за предметом вместе с археологами обследовали все и вели свою регистрацию. Они осматривали не только саму гробницу и прилегающее помещение, но и археологические службы, склады, мастерские, подсобки.

В полупустой гробнице, задействованной археологами под склад, египтян заинтересовала гора корзин из-под вина фирмы «Фортнэм энд Мэйсон». Тара была пуста и вряд ли нуждалась в тщательном обследовании, но дотошные контролеры перевернули каждую и с удивлением обнаружили в одной деревянную скульптуру – бюст мальчика-царя. Редкая по красоте вещь не прошла инвентаризационную опись и не была зарегистрирована Картером.

Сохранившиеся объяснения археолога запутанны и подозрительны. Он заявил, что бюст находится на консервации, а найден он был в проходе к гробнице. Незадолго до обнаружения бюста Картер опубликовал свои списки находок и в коридоре, и в предварительной камере. Ни там, ни там скульптура не значилась, а между тем она совсем не входила в разряд ординарных – скорее, наоборот. Факт со странным сокрытием части находок замяли и бюст мальчика-царя, оформив, отправили в Каир.

Вскоре после открытия гробницы Тутанхамона вместе с поздравлениями Картер получил послание от куратора египетского отдела Метрополитен-музея Альберта Литгоу. Музей предлагал помочь экспедиции всеми имеющимися средствами и опытными специалистами. Еще американец сообщал, что попечители музея очень бы желали адекватным образом выразить свою признательность за все, что сделали лорд Карнарвон и сам Картер.

О чем шла речь? Ховинг сумел дать ответ на этот вопрос, выстроив длинную цепочку фактов, свидетельствовавших о многолетней контрабандной деятельности двух ученых. Раскрытию тайны помогло упоминание Карнарвона в письме 1922 года: «Боюсь, что в этом году у меня уже нет шансов на посылку из Нью-Йорка. Хотя кто знает! Может быть, что-то еще осталось от сокровища принцесс...»

Именно последние слова подсказали Ховингу, что стоит поискать следы взаимоуслуг археологов и музея.

Поселок Курне на берегу Нила, почти напротив современного Луксора, снискал славу прибежища могильщиков и гробокопателей Древнего Египта. Предки сегодняшних жителей строили некрополь и одновременно занимались грабежами могильников, скальных пещер и мастаба. Изучив особенности нильских разливов, дождей, сильных ветров и ураганов, они разработали целую систему наблюдений за окружающей местностью. Вот и их потомки обычно в июле после ливня отправлялись осматривать окрестности в надежде отыскать вымытые струями воды археологические ценности. Докапывая размытые гробницы, гробокопатели собирали, если таковое случалось, клад и, разъединив его на несколько частей, предлагали археологам, музейным посредникам, участникам аукциона.

Археолог Картер, копавший в Египте с конца XIX века, узнал о том, что один из посредников получил от деревенских искателей очень ценный клад, и вместе с лордом Карнарвоном решил пополнить свою коллекцию, а если удастся, то и предложить свои услуги какому-нибудь крупному музею. Посредник выжидал до 1917 года – такова была традиция, складывавшаяся веками. Потом клад, разделенный на семь частей, в каждой из которых находились произведения и очень редкие, и ординарные, поступил в продажу. Делец из Курны предложил одну из частей клада Метрополитен-музею, другую – Британскому музею, на третью претендовал лорд Карнарвон.

Картер обратился к директору Метрополитен-музея Эдварду Робинсону: «Очень важно, чтобы все предметы остались по возможности неразрозненными – как с научной точки зрения, так и в смысле коллекционной ценности». Он даже предложил план действий, поскольку знал намерения Карнарвона: лорд выкупает все части клада, изымая для своей коллекции лишь несколько нужных ему вещей, а остальные перепродает музею через посредника – Картера. Робинсон согласился лишь после того, как узнал, из чего состоит клад, и в течение следующих пяти лет платил за клад, получивший название «Сокровище принцесс».

Он состоял из 225 золотых изделий – головных уборов, ожерелий, колец, нагрудных украшений, амулетов, кувшинов, чаш, бокалов, инкрустированных драгоценными камнями, серебряных зеркал. Все изделия были исполнены в трех экземплярах, так как предназначались дочерям или женам фараона Тутмоса III, правившего в 1525 – 1473 годах до н.э. На многих предметах стояли печать фараона и имена женщин – Менхет, Менви и Мерти. Весь клад был оценен в 250 тысяч фунтов стерлингов, а комиссионные Картера составили 55 тысяч.

Ховинг не только установил факт расчета с археологом, но и то, что при попытке посредника из деревни войти в сношения с Британским музеем Картер разубедил английскую сторону в ценности «Сокровища принцесс», дав тем самым возможность американцам собрать часть первого взноса за клад. Зная об этом, американцы и предложили археологу услуги своих сотрудников, надеясь, что из «находки века» с помощью их нештатного, но оплачиваемого сотрудника что-то попадет в Метрополитен-музей.

Позднее музей приобрел коллекции древностей Картера и Карнарвона, что сделало его отдел древностей одним из самых обширных и разнообразных в мире.

ПРОДАЖА ВЫСОКОКАЧЕСТВЕННЫХ КОМПЬЮТЕРИЗИРОВАННЫХ МЕТАЛЛОДЕТЕКТОРОВ С РЕЖИМОМ ДИСКРИМИНАЦИИ МЕТАЛЛОВ. 8 МОДЕЛЕЙ.РУКОВОДСТВА ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ, СХЕМЫ,  ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ КАТУШКИ, РЮКЗАКИ И ПР.>>>>>>>>>>>>
 Продается металлодетектор б\у

Другая полезная иформация для кладоискателей

О металлодетекторах ДЯТЕЛ ПИОНЕР СЛЕДОПЫТ КОРСАР ЛЕГИОНЕР КРОТ СЕНАТОР
Юридические аспекты кладоискательства в Украине
О глубине обнаружения предметов под землей
ВОПРОСЫ БЕЗОПАСНОСТИ В КЛАДОИСКАТЕЛЬСТВЕ
Принцип действия металлоискателя на биениях
Клады ищет браконьер
Тайники великого ювелира Фаберже
Энтузиасты ищут библиотеку Ивана Грозного. Тайна пока не раскрыта
Из жизни кладоискателей
Секретные поиски сокровищ генерала Ямаситы
Какой металлоискатель лучше?
Находки в Центральных Каракумах
Клады в долине речки Кубань
Особенности поиска оружия и военных реликвий
Принцип действия металлоискателей типа "передача-прием"
Поиск драгоценностей на пляже
Клады в тайных подземельях
Особенности поиска кладов
Особенности поиска исторических реликвий
Трагически заканчиваются все экспедиции искателей сокровищ третьего рейха
Сокровища московского губернатора Ростопчина не найдены до сих пор
ЧТО ДЕЛАТЬ СО СЛУЧАЙНЫМИ СВИДЕТЕЛЯМИ?
Тайна забытого замка тамплиеров
Истинная история знаменитого открытия гробницы Тутанхамона
Юридические аспекты кладоискательства в России
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Продажа металлодетектор металлоискатель, тел. +38(067)8032444. Металодетектор и металоискатель.